Люди / Ответственный выбор

WASTECONF: Что делают в Петербурге для спасения еды (Часть II)

14.09.2018
Главная » Дела » Люди » WASTECONF: Что делают в Петербурге для спасения еды (Часть II)

В Санкт-Петербурге сообщество «Трава» провело первую конференцию, посвященную спасению еды — WASTECONF. Что обсуждали до перерыва — читайте здесь.

А после ужина, приготовленного участниками проекта «Еда спасет мир» и су-шефом ресторана Marketplace, Ильей Шапиро, речь пошла о том, зачем открывать общественный холодильник и вести переговоры с Роспотребнадзором, организовывать обмен едой и выращивать личинки, питающиеся отходами.

Ответы — в выступлениях спикеров, с которыми мы вас знакомим.

Конференция проходила в Ресурсном центре для НКО «Штаб-квартира», ул. Марата, д. 31.

Саша Легкая, организатор движения «Фудшеринг Отдам даром еду», рассказала, как оно развивается в Петербурге, сравнила отношение к спасению еды у нас и в Германии.

Саша Легкая 3

Саша

Несколько лет назад я увидела, что в Берлине есть такое движение фудшеринг — волонтеры, которые сотрудничают с пищевыми точками, пекарнями, ресторанами, забирают у них непригодную для продажи еду: повреждена упаковка, закончился срок годности. Дальше используют ее сами или раздают друзьям, соседям, фондам, бездомным.

Такого у нас не было, хотя интернет пестрил группами, где люди отдавали даром все, что угодно. И я создала группу ВКонтакте «Фудшеринг Отдам даром еду».

Я не думала, что к нам придут какие-то организации, просто хотела, чтобы люди между собой делились продуктами. И, уже буквально через месяц, в группе было около 2000 человек и к нам обратились первые кафе. Я очень удивилась, потому что сама не пыталась кого-то найти.

Сейчас, спустя три года, группа выросла в 20 раз и число партнеров перевалило за сотню. Это по Питеру и Москве. Кто-то разово отдает продукты — надо склад освободить или магазин переезжает, а кто-то, как тот же самый «Коржов» или другие пекарни, в день сдают килограмм по десять. И все же, число организаций, готовых сотрудничать с фудшерингом, ничтожно мало относительно размеров двух мегаполисов.

Илья Шапиро готовит ужин Ольга Полякова

Илья Шапиро и Ольга Полякова готовят ужин.

Часть воспринимают нашу деятельность, как благотворительность и удивляются, узнав, что это не так: «Мы заходим в вашу группу, ожидаем увидеть многодетных, пенсионеров, а у вас просто люди обычные». Мы стараемся объяснить, что фудшеринг — это социальное, экологическое движение, а благотворительность, наш такой дополнительный, немножко побочный эффект.

Часть организаций опасается попасть на штрафы за незаконную деятельность. Есть много магазинов, особенно больших, которые не горят желанием афишировать, что они нам что-то отдают. Даже против того, чтобы их упоминали в группе. Владельцы думают, что сотрудничество с фудшерингом может испортить репутацию.

А в Берлине к этому по-другому относятся. Считается, раз магазин отдает нереализованные остатки в фудшеринг, значит в нем все свежее. Движение поддерживается и продавцами и покупателями, а официальные органы, как бы закрывают на него глаза.
Отдельно хочу рассказать о Софийской овощебазе, с которой мы сейчас работаем. Это где-то сорок ангаров, в каждом примерно по десять отдельных комнаток. Сначала мы ездили туда просто собрать что-то для обедов. Сейчас наш координатор, Ирина Лунцевич, смогла так все наладить, что как только появляется некондиция, нам сразу звонят по телефону.

едят

Просто невероятное количество овощей и фруктов иногда отдают. Правда, состояние у них разное. Бывает такая гниль, что довозишь до первой помойки. А бывает все идеальное. Ну, может 3% брака.

Забрать и раздать еду — дело волонтеров. Есть волонтеры на легковых машинах, есть на «Газелях», которых очень трудно найти. А кто без машины — просто принимают все это у себя дома, приглашают людей и раздают. У нас правило — из того, что забираешь, одну треть  можно оставить себе, остальное следует раздать в группе.

Сейчас по Питеру, активных координаторов, наверное, человек десять. В основном женщины самых разных возрастов. Есть люди, которые из полученных овощей делают дома консервацию, варенье, потом могут поделиться этим в группе.

Еще, по воскресеньям, мы готовим еду на улице Глинки, дом 3. Можно просто прийти посмотреть, поесть или готовить с нами вместе. Мы начинаем в два, а в шесть раздаем. На этом никто ничего не зарабатывает. Бывает, на фестивалях готовим еду за донейшен, чтобы окупить посуду, и все.

Если кто-то хочет присоединиться к команде фудшеринга — пишите, скажу как это сделать.

Наталья Галечьян, директор сети благотворительных магазинов «Спасибо» и Саша Легкая рассказали о приключениях общественного холодильника в России.

Наталья Галечьян Саша Легкая

Наталья

Мы познакомились с Сашей в пятнадцатом году. Я привезла на фестиваль «ECOCUP» фильм про waste cooking и пригласила Сашу быть спикером на просмотре. Вновь увиделись год назад, когда решились установить в одном из магазинов «Спасибо» общественный холодильник.

Саша

Я про общественный холодильник узнала в Берлине и мне показалось, что это круто обустроить такое у нас. В Берлине их около сорока штук — стоят рядом с социальными центрами или церквями, но бывает и просто на улице.

Нет никакой надписи, что это общественный холодильник. Подходят люди, что-то кладут, что-то забирают. То есть, они там существуют, все нормально, все ими пользуются.

Вернувшись, я решила поискать место, где такой холодильник можно установить в Петербурге и вспомнила про магазин «Спасибо». Ведь они занимаются тем же, что и фудшеринг, только не с едой, а с одеждой. Подумала, что это ребята, которые не испугаются бездомных или маргинальных личностей.

На одном мероприятии я подошла к Юле Кулешовой, организатору магазина «Спасибо», и предложила такую тему. К моему удивлению, она сразу согласилась.

Наталья

Мы не то, что не испугались, мы вообще ни о чем не подумали. Единственной нашей эмоцией была: «Вау, это так круто! Хотим скорее это сделать». Дальше все происходило стремительно. Саша очень быстро нашла холодильник. Мы обсудили его дизайн и в три секунды решили у какого магазина поставить — на Васильевском острове.

Саша

Да, очень все быстро закрутилось.

Наталья

Пригласили СМИ, они  отреагировали бурно, анонсировали, что каждый может приносить еду, которая ему не нужна.

Саша

Мы написали нашим партнерам — можете что-то отдать в холодильник. Кафе и некоторые магазины прислали продукты. Мы все расфасовали по контейнерам, сделали маркировку. Это обязательное правило: надписать на упаковке, когда приготовлен, если это готовая еда и когда поставлен в холодильник.

Наталья

Холодильник был абсолютно полный.

Саша

Мы решили найти волонтеров поблизости, которые будут смотреть за состоянием холодильника, за тем, что в нем лежит, чтобы было безопасно. Если что-то вызывает опасение, то волонтеры это выкидывают.

Наталья

На «Ваське» люди, в целом, активно участвовали и вот, что было дальше. На открытии было около двадцати СМИ, телевизионщики, радио. Мы так радовались, что вот о нас написали, классно, классно, классно! Потянулась очередь из людей, которые хотели отдать еду.

Ровно через день мне звонит наша продавщица и начинается такой диалог: «Наташа, тут полиция, я не знаю что мне делать, что говорить, подписывать бумаги или нет». Я: «Ничего не подписывай, комментариев не давать». Она: «Но меня спрашивают». Я: «Ничего не говори». На протяжении всего дня мне звонили сотрудники, потому что на них давили. Спрашивали, кто поставил холодильник, кто вообще позволил поставить холодильник, что за еда, кто за это отвечает, где директор магазина.

Я не появилась, потому что понимала, что это бессмысленно и я не готова. Позвонила всем сотрудникам во все наши магазины, ведь они могли пойти и на другую точку, и сказала: «Ребята, не даем комментариев, пожалуйста ни одного слова лишнего, потому что мы консультируемся с юристом и разбираемся, как дальше действовать».

с татушками аудитория wasteconf

Саша

Я на следующий день сижу дома, звонит телефон, подумала, что опять журналисты. А мне: «Здравствуйте, это Роспотребнадзор. Холодильник опечатали, на нем указан ваш номер, можете приехать?».

Наталья

Мы несколько раз ходили в Роспотребнадзор. Нам говорили про законодательство, про СанПины, объясняли, что если холодильник на нашем объекте, то мы несем ответственность за него и за то, что в нем лежит.

В общем, мы никак не проходили ни в одни нормы. Саша честно попыталась проинформировать госорганы, что все это существует в европейских реалиях, никто там никого не травит, все очень нормально. А нам отвечают: «Но вы же знаете российский менталитет — кто-нибудь обязательно подсыплет яду». На это у меня ответов не было. Когда тебе говорят, что с российским менталитетом кто-то возьмет и подсыплет яду, с этим спорить невозможно, просто какая-то стенка, дальше которой сложно что-либо говорить.

На следующий день у магазина появились, кажется, все городские СМИ. В новостях мы заняли второе место после Путина. То есть, на первом месте был Путин, а на втором — общественный холодильник. Мы получили самый крутой PR, который когда-нибудь был у «Спасибо», всего за 20.000 рублей. Супер бюджетный PR и он работает на нас до сих пор.

Благодаря общественному холодильнику мы нашли классного директора — «Я знаю, что у вас невысокие зарплаты, но общественный холодильник это….». Нашли инвестора, которая к тому же юрист. Да-да, спасибо общественный холодильник! Инвестор-юрист сказала, что есть возможность разработать удобоваримую историю для нашего законодательства. Сейчас этим занимается.

Роспотребнадзор закончил с нами разговор так: «Если вы придумаете, как ваш холодильник увязать с законом, то пожалуйста приходите. Идея классная, мы очень хотим, чтобы она состоялась, но не знаем, что делать с безопасностью и ответственностью». Без иронии сказали, искренне. Мы хорошо расстались. С минимальными штрафами.

А теперь, что происходило в самом магазине. Целый месяц к нам тянулись пенсионеры со всего города. Они приезжали, потратив последние деньги на метро, садились и плакали. То есть, они приехали, а есть нечего. Холодильник стоит, но опечатанный. И мои ребята просто бегали в магазин и покупали продукты. Это было самое тяжелое время.

Совершенно неожиданно к нам обратился фонд продовольствия «Русь». Позвонили и сказали: «Слышали про вашу историю, давайте вам поможем, сколько-то продуктов готовы выделить».

С этого момента мы стали записывать телефоны пенсионеров и связываться с волонтерами, чтобы развезти эти продукты. Их оказалось даже больше, чем нужно. Так что, в целом, история хорошо закончилась.

Варвара Яровая — экологическая активистка и Настя Смирнова — автор проекта «Десерты без глютена», рассказали о карте ответственного потребления Петербурга — Map for people.

Варвара Яровая С червями

Варвара Яровая (в полосатой кофте) и Настя Смирнова (в очках).

Варвара

Мы решили создать в Петербурге рейтинг кафе, ресторанов, относительно того, насколько ответственно они ведут бизнес. Нанести их на карту города — Map for people. Такие проекты давно существуют на Западе.

Мы знакомимся с владельцами и персоналом заведений, проводим интервьюирование по нескольким блокам вопросов — социальном, экологическом, участие в городской жизни. Интересуемся, в том числе, как поступают с едой, которая у них остается — выбрасывают ее или делятся? Это тоже влияет на рейтинг.

Кафе, рестораны, как и магазины, с опаской относятся к теме «поделиться оставшейся едой». Сложилась такая картина: некоторые так планируют производство, чтобы свести остатки к минимуму, кто-то распределяет их среди своих сотрудников, кто-то продает со скидкой. Есть и такие, кто выкидывает оставшиеся порции в помойку и еда отвозится на полигон, что, собственно говоря, вообще не комильфо в плане сохранения ресурсов.

Некоторые кафе, например, «Рада & K», сотрудничают с фудшерингом — бесплатно отдают остатки еды, либо кормят какими-то излишками нуждающихся.

Еще пример ответственного потребления — стритфуд «Пакс» в ТЦ Галерея. Они не выбрасывают цитрусовую кожуру, которая остается при приготовлении фрешей, а делают из нее глинтвейн, мармелад, конфеты. Пропагандируют напиток из каскары — кожуры кофейных ягод, которая раньше шла в мусор.

В Швеции такой подход очень популярен. В некоторых ресторанах даже остатки от не съеденных порций раскладывают в отдельные коробочки и выставляют для желающих. У нас пока такой культуры нет. Представители бизнеса иногда говорят, что должны заниматься только бизнесом, а это все непонятные вещи, которые не котируются у нас в обществе. И с этим еще предстоит работать.

конфа wasteconf

Настя

Вот еще несколько примеров из наших интервью. В кофейне «Больше Кофе» десерты готовят на своем производстве и ровно столько, чтобы к вечеру все продать. Кофейня «Своя Комната» на улице Декабристов организовала площадку, куда выставляют то, что у них остается. В некоторые заведения просто перед закрытием захаживают местные жители и если что-то остается, то им раздают.

Еще был момент с одной из кофеен — они против списания, но у них десерты всегда свежие. Просто сотрудники каждый вечер забирают оставшиеся к себе домой.

Хорошо бы собрать все эти начинания вместе, распространить опыт среди других организаций. Есть какая-то ценность в том, что кафе-рестораны не просто готовят еду и кормят людей, а привносят еще какую-то социальную пользу.

Алина Габриелова, экологическая активистка, рассказала, почему полезно выращивать насекомых и употреблять их в пищу.

Алина Габриэлова

Год назад я поддержала идею моего мужа и его друга выращивать дома личинки мучного хрущака, как источник дешевого полноценного белка. И вот, эти насекомые живут у меня в банке с овсянкой, питаются огрызками яблок, очистками от моркови, свеклы. Все, что раньше мы выбрасывали, теперь съедают они.

Еще я недавно нашла у дома коробку с печеньем — такие в большом количестве выкидывают, как остатки кондитерского производства. Так, часть личинок пока что там живет, и с ними все в порядке.

Мне кажется, это довольно интересно и полезно. Я читала много литературы, посвященной насекомым. Их тельце практически полностью состоит из белка, богато кальцием и железом.

Раньше считалось, что экзоскелет насекомых плохо переваривается млекопитающими. Но, в исследовании ученых из Колорадо было показано — хитин нормально усваивается нашим кишечником и даже способствует размножению в нем полезных бифидобактерий.

Питаться насекомыми еще и экологично. Ведь для того, чтобы их вырастить и, в итоге, получить богатую белком пищу, требуется намного меньше ресурсов, чем для содержания классической фермы. По мнению ученых, лет через 30, нас ждет глобальный продовольственный кризис, поэтому уже сейчас стоит задуматься о новых источниках получения белка. И еда из насекомых считается едой будущего.

Черви слушают Алину

Какой есть мировой опыт? Самая, наверное, прогрессивная в этом плане страна — Финляндия. Каждый второй житель Суоми, по опросам социологов, уже готов есть продукты, содержащие насекомых, и они уже появляются на полках магазинов: хлеб и даже шоколадные конфеты. В Швейцарии продают котлеты и фрикадельки с добавками личинок большого мучного хрущака.

А в Белоруссии, полгода или год назад, появилась ферма, на которой разводят червей, пауков, тараканов и других насекомых для использования их в производстве пищевых продуктов.

Я бы не сказала, что это мое любимое блюдо, что-то сумасшедшее по вкусу, что каждый день, с большим удовольствием можно есть. Но, небольшое количество перетертых насекомых достаточно, чтобы обеспечить белком себя и свою семью.