Проекты

Фонд продовольствия «Русь» — хочется помочь как можно большему количеству людей

06.12.2018
Главная » Дела » Проекты » Фонд продовольствия "Русь" — хочется помочь как можно большему количеству людей

В 1967 году Джон ван Хенгель основал в Финиксе (США) первый банк продовольствия, чтобы помочь голодающим людям.

Сейчас в крупнейшее объединение продовольственных банков Европы (European Federation of Food Banks — FEBA) входит 17 стран,  а Всемирная Ассоциация банков продовольствия (Global Foodbanking Network) насчитывает 34 участника со всех концов света.

В 2013 году членом этой организации стал первый российский банк продовольствия «Русь».

Мы поговорили с президентом Фонда Юлией Назаровой о работе российских и зарубежных банков продовольствия, связи помощи нуждающимся с экологией и отношении к благотворительности.



Юлия Назарова, президент Фонда продовольствия «Русь»

Что такое банки продовольствия?

Банки продовольствия устроены по тому же принципу, что финансовые банки, банки зерна или банки крови. Это такие накопители, промежуточные хранилища чего-то. Банки продовольствия собирают из разных источников продукты и перераспределяют их тем, кто в них больше всего нуждается. Мы работаем по всей России, пытаемся помочь разным регионам.

Кто способствует накоплению, откуда берется продовольствие?

В основном — крупные производители, такие как KFC, PepsiCo, Mondelēz, Kellogg’s, Bonduelle, Вимм-Билль-Данн и Heinz.
Уже много лет мы получаем от них в больших объемах молоко, кисломолочную продукцию, что-то сладкое, замороженные фрукты, овощи и еще корм для животных. Его мы передаем в приюты.

Такие пожертвования — общемировая практика корпоративной социальной ответственности.

Часть продовольствия собираем в рамках благотворительного проекта «Корзина доброты». Эта программа предполагает установку специальных коробов, где каждый желающий может оставить продукты, чтобы волонтеры передали их малообеспеченным гражданам.

Суть такова: люди, приходящие за продуктами в магазин, покупают их не только для себя, но и для нуждающихся в еде. Затем, волонтеры Фонда формируют наборы из пожертвованных продуктов и передают их бабушкам и дедушкам лично в руки.

Еще есть короба, в которые собирается корм для бездомных животных, находящихся в приютах.

Проект «Корзина доброты» стартовал в 2015 году. С тех пор продукты пожертвовали 77 610 человек, что позволило собрать 162 тонн еды, которые были переданы 16 870 семьям. Изначально сбор продовольственной помощи проходил только в нескольких магазинах выбранного для акции города.

Сейчас несколько раз в год мы проводим большие общегородские продовольственные марафоны по сбору продуктов для малоимущих пенсионеров, живущих в глубинке.

В ресторанах KFC, по опыту зарубежных коллег, мы запустили сбор денег на программу, которая называется «Подари обед ребенку». Сумма пожертвования может быть любая, хоть 10 рублей. Это постоянный годовой проект. На собранные деньги покупаем крупы, масло и, более чем в 20 городах, каждую неделю, волонтеры фасуют наборы из этих продуктов.

К чему, по вашему опыту, люди больше готовы — купить продукты или отдать деньги?

Я думаю, что в России жертвовать деньги психологически сложно — многие сомневаются, что они будут использованы по назначению.

А когда приходят в магазин, покупают продукты для себя и видят, что есть возможность сделать доброе дело — пожертвовать еду для нуждающихся, скорее готовы участвовать.

Где и как вы организуете продовольственные марафоны?

Первый марафон прошел в Казани, 3 марта, в 220 магазинах торговых сетей Х5. Покупатели приобрели и передали в пользу малообеспеченных пожилых людей республики Татарстан свыше 13 тонн продуктов.

21 апреля «эстафету добра» принял Екатеринбург. В 160 магазинах удалось собрать 11 тонн продуктов для 1800 одиноких пенсионеров Свердловской области.

Сейчас мы побывали более чем в 10 городах, и останавливаться пока не собираемся. В прошлом году провели общегородской марафон в Москве.

В чем отличие общегородского марафона от обычного сбора продуктов в коробах?

Длится такой марафон обычно 2–3 дня. Участвует большое количество магазинов и волонтеров, которые приглашают людей принять участие в акции и пожертвовать продукты в «Корзину доброты».

8 декабря снова будет Москва — все магазины сети «Перекресток». В каждом городе в марафоне участвует плюс-минус по 200 магазинов.

Причем в Москве иногда собираем продуктов меньше, чем в других городах, которые с большей охотой идут на подобные акции, хотят помочь своему региону.

Проводили в Петербурге?

Мы пытались, но с Петербургом у нас как-то сложно получается.

А от кого это зависит?

В первую очередь надо договориться с руководством магазинов, чтобы они выделили определенный день для акции.

Потом — обеспечить эти магазины необходимым количеством волонтеров. А это задача не самая простая. Во-первых их требуется очень много, во-вторых они должны быть активными, уметь замотивировать покупателей. Ведь успех акции во многом зависит от того как волонтер рассказывает, показывает, что нужно сделать.

Мы, конечно, обращаемся к администрации городов, к вузам, к волонтерским движениям, чтобы они нас поддержали и помогли собрать как можно большее количество продуктов.

Плюс люди, сами покупатели. Не все готовы идти на контакт. Бывает задают такие вопросы: «А почему я должен?», «Мне тоже нужно».

И сколько продуктов удается собрать на таких марафонах?

Примерно 10–15 тонн. Это вклад граждан и 30% X5 Retail Group добавляет от себя.

Хотя понятно, что жертвовать продукты им невыгодно. Такая добровольная дань обществу.

Невыгодно почему?

Налоговая система такова, что производителям выгоднее утилизировать продукты, чем отдать их на благотворительность

Вы пробовали что-то предпринять, чтобы изменить ситуацию?

С самого начала своей деятельности мы слышим, что продукты передавать невыгодно и, конечно, всячески пытаемся донести эту информацию до государственных органов, принимающих решение.

В прошлом году, совместно с одним из крупных аудиторов — PricewaterhouseCoopers (PwC), проработали правки к налоговому кодексу, которые позволили бы производителям, ритейлу жертвовать продукты без большого ущерба для себя. Кому-то начать жертвовать, а кому-то жертвовать в больших объемах.

В этом году господином Медведевым было дано распоряжение профильным министерствам, в том числе Минфину, Минпрому, разобраться в ситуации. Сейчас мы как раз находимся на стадии переговоров, встреч, обсуждений, чтобы выработать единый подход, какое-то единое решение. Общаемся с депутатами, с людьми, которые могут поддержать эту инициативу.

Если поправки будут приняты, то социальный эффект от этого может быть огромный.

У этой проблемы есть еще экологический аспект. Можно подсчитать насколько сократилось количество выбросов CO₂ благодаря тому, что за время существования банка продовольствия, мы смогли перераспределить и спасти от утилизации 20 миллионов килограмм еды.

Я считаю правильной такую иерархию: если произведенные продукты не были проданы, или куплены, но не съедены, то их следует отдать людям, которые в них нуждаются.

Продукты неважного качества, можно передать на корм животным, пустить в компост.

Максимально использовать все возможные варианты. Утилизация — самое последнее, к чему следует прибегнуть.

И с финансовой точки зрения у предприятия должен быть равнозначный выбор — передать продукты нуждающимся или передать их на утилизацию.

Если мы берем в масштабах страны, то это огромные цифры, которые могут поменяться в момент. Ведь не секрет, что одна треть продуктов, на производство которых потрачены ресурсы земли, ресурсы человека, водные ресурсы, просто выбрасывается. В том числе потому, что у нас сохранить их, передать нуждающимся невыгодно.

Еще надо заплатить за то, чтобы это утилизировать?

Да безусловно. Получается, что мы говорим не только о финансовом вопросе, а о комплексе проблем, которые могут быть решены росчерком пера.

Если обратиться к мировому опыту — как банки продовольствия работают в других странах?

В Европе люди жертвуют очень много продуктов. В крупных супермаркетах стоит огромное количество коробов, куда можно кинуть продукты и точно знать, что они дойдут до нуждающихся.

Мы анализировали опыт зарубежных стран с точки зрения налогообложения и там все совсем по-другому. У всех существуют налоговые послабления в случае, если продукты передаются на благотворительность в банк еды для поддержки нуждающихся. Они могут быть разными — какой-то налог уменьшается или полностью сводится к нулю, но, главное, государство видит, что это важно и дает определенные льготы.

В обосновании налоговых правок мы приводили примеры зарубежных стран, чтобы было понятно, что это рабочая схема и рабочая история на самом деле.

Если отвлечься от финансовой стороны вопроса, магазины готовы отдавать вам продукты, у которых подходит срок реализации?

Есть определенные требования, которые обязательно должны быть соблюдены. Мы не говорим о скоропортящихся продуктах или просрочке.

Мы говорим о хороших продуктах, которые по какой-то причине не могут быть реализованы, а вернуть производителю ритейл их не может, в рамках закона Яровой. Допустим, произвели слишком много продукта, или он не пользуется спросом, или нужно освобождать склады. Ситуации могут быть разные.

С поступлением продовольствия в банк теперь понятно, а кому оно выдается? Кто занимается распределением?

Сами мы этим не занимаемся — сидим в Москве и отправляем машины в регионы партнерам. Они на месте выбирают тех, кому продукты больше всего нужны и раздают их. Партнеры у нас совершенно разные. Это центры социального обеспечения населения, некоммерческие организации, приходы РПЦ.

Конечно, мы все проверяем, полностью работаем по документам. Получаем пожертвование — оформляем документы, выдаем — тоже делаем документы. Потом собираем ведомости — огромное количество листов, где каждый человек, получивший помощь расписывается — дата, количество, телефон, чтобы мы могли ему позвонить и узнать, когда получал, что получал, в каком объеме.

Мы очень тщательно контролируем партнеров — обзваниваем списки, выезжаем в регионы, общаемся с нуждающимися.

Давайте внесем немного конкретики. Вы сказали, что 8 декабря пройдет широкомасштабная акция в сети «Перекресток» в Москве. До нее осталось совсем мало времени. Но я впервые услышала о ней от вас.

В Москве наши действия мало освещаются крупными федеральными СМИ. Вероятно, мероприятия такого плана не вызывают у них интерес. Редко, когда удается привлечь большое издательство или телеканал.

Сейчас мы активно набираем волонтеров. Всего их нужно порядка 500 — для работы на акции в магазинах, потом на складе — разбирать, фасовать, паковать. В наборы входят крупы, макароны, масло, тушенка, чай, сладкое. Примерно 5-7 кг на одного человека. Я надеюсь, что мы соберем много наборов.

И опять же, нам нужны волонтеры, которые поедут и помогут раздать эти продукты бабушкам, дедушкам.

Куда пойдут продукты, собранные 8 декабря?

Совсем небольшое количество наборов раздадим в Москве. Остальные отправятся в ближайшие области — в Московскую, Владимирскую, Калужскую, Тульскую, Тверскую, Брянскую, Ижевскую.

Хочется помочь как можно большему количеству людей, и мы пытаемся работать на несколько близлежащих регионов.

Партнерские организации подготавливают вам списки. В них постоянно одни и те же люди?

Конечно. Как раз про это я и говорю — помощь изо дня в день. Хотя происходит определенная ротация, потому что, к сожалению, людей больше, чем тех продуктов, которые мы передаем.

Сейчас в стране очень много благотворительных проектов. И люди активно откликаются. Но про Банк продовольствия мало кто знает, и он не так часто звучит в медийном пространстве. Как вы считаете, почему это происходит?

Думаю, причина в том, что мы помогаем слишком большому количеству людей. Если возьмем такие хорошие примеры, как «Ночлежка», «Подари жизнь», «Линия жизни» — это все личные истории. Нас, скорее, можно сравнить с WWF. Они занимаются системным решением определенной проблемы и у нас такая же ситуация.

Есть понимание, что более 20 млн. человек в России нуждаются, живут за чертой бедности, соответственно ради них мы работаем и мы им помогаем.

Мы лично не знаем этих людей и они, в большинстве случаев, не в курсе, откуда поступают продукты. Возможно, это надо поправить, собрать истории и рассказать их. Но пока до этого не доходят руки.

Пока мы пытаемся найти решения, как собрать такой объем продуктов, которого хватило бы всем нуждающимся, и не на один раз, не на праздники, а обеспечить их системной помощью в течение года.

Фото: Фонд продовольствия «Русь».