компании / Ответственный выбор

Еще о циркулярной экономике: что происходит с одеждой, сданной в H&M

10.02.2020
Главная » Дела » компании » Еще о циркулярной экономике: что происходит с одеждой, сданной в H&M
Присоединяйтесь к нам!

В последнее время тема перехода от линейной к циркулярной экономике становится все более популярной.

Тренд не отправлять на свалку упаковку, отслужившие свой век вещи и даже пищевые отходы, а перерабатывать их, дать вторую жизнь, пусть не в том же качестве, но с пользой для людей и природы, не обошел и вышедшую из употребления одежду.

Что с ней происходит после попадания в контейнеры благотворительного проекта «Спасибо» мы уже писали. Сегодня расскажем о судьбе одежды, которую принимает сеть магазинов H&M.

Ольга Джонстон-Антонова (Olga Johnston Antonova), эксперт по экоустойчивой моде, дизайну и осознанному потреблению, побывала на заводе в городе Вольфен (Германия), куда доставляют собранную в H&M одежду, и делится впечатлениями двух-трех дневной работы и встреч.

Предприятие SOEX одно из самых грамотных и ответственных в мире по ресайклингу текстиля. Оно было создано в 1977, имеет 8 дочерних предприятий. В их число входит и I:Collect (I:CO) — относительно большая компания, с небольшим коллективом сотрудников. I:CO занимается сбором одежды, доставкой ее на завод и там уже, сортировкой и переработкой.

И, главное, одежда и текстиль, которые собираются через I:CO не попадают на свалку.

Завод в Вольфене открылся в 1998 году. Он занимает огромную территорию, как там говорят — 13 футбольных полей, и на нем работает 750 человек.

Завод заинтересован в развитии сортировочных и ресайклинговых технологий и открыт к созданию предприятия в России, чтобы не транспортировать вещи, а перерабатывать их на месте.

Именно сюда, в Вольфен, поступает одежда, собранная в H&M, но не только она. SOEX не завязан на H&M, он появился до возникновения быстрой моды.

I:CO работает более чем с 60 брендами по всему миру, но именно здесь в Германии большое количество собранного утиля идет из немецкого Красного Креста.

Про сортировку

Все вещи, поступающие на завод, сначала поступают на сортировку. Каждая сортировщица в день разбирает до 800 кг одежды.

После сортировки, примерно 57% из того, что поступает на завод в Вольфан, попадает на продажу в секондхенды или благотворительные организации, 33% идет на переработку, а остальные 10% — это грязная мокрая одежда, плечики, которые утилизируются отдельно, отходы домашнего хозяйства.

Первая стадия — предварительная сортировка (pre sorting) по виду вещей: брюки к брюкам, кофты кофтам.

Следующая стадия — fine sorting происходит в большом зале, где очень чисто и спокойно. Служащие внимательно осматривают изделия и решают, годится ли оно к носке или должно идти в ресайклинг.

Отсортировать брюки к брюкам, пальто к пальто легко, а вот разобраться в том, что делать с вещью дальше — в какой поток отправить ее по ресайклингу, этому очень грамотно обучают здесь же на заводе. В «академии сортировки» работницы проходят тренинг по 350-400 параметрам.

Пока сортировка производится вручную, но активно ведутся исследования технологии ее автоматизации. На заводе SOEX уже тестируется пробная линия, ведутся работы над ее совершенствованием. Думаю, будущее сортировки вещей — за автоматикой.

Про переработку

Примерно 11 тысяч тонн перерабатываемой в год одежды переводится в 28 различных видов смешанного и не смешанного волокна.

В результате механического ресайклинга, это называется down cycling, получаются смеси вторичного волокна, которые не подходят для создания нового текстиля, но их используют в других индустриях.

На сайте SOEX размещен список таких вещей, и сторонние предприятия могут посмотреть, что производится, заказать это для себя как товар.

Пластиковая и картонная упаковка, в которой вещи поступают на завод, прессуется и отправляется к другому партнеру, занимающемуся их переработкой.

Так замыкается круг — вещи не попадают на свалку, ресурс остается в системе.

Мне больше интересен разговор о моноволокне, которое идет не на изоляционный или строительный материал, а возвращается назад в индустрию текстиля, в индустрии моды.

Только из не смешанного волокна можно создать новое волокно, как бы первоначального состояния. Это и есть самый качественный ресайклинг — хлопок в хлопок, шерсть в шерсть.

У нас сейчас технологии по разделению смешанных тканей не масштабированы, а для многих смесей их пока вообще не существует. Но над разделением смешанного волокна для ресайклинга работает множество лабораторий во всем мире.

Так на SOEX подготавливают вещи из хлопка, денима и кашемира для дальнейшей регенерации волокна на партнерских предприятиях.

Про H&M

Многих слушателей моих вебинаров и экоактивистов интересует: «Куда отправляется одежда и текстиль, сданные в H&M, что с ними происходит дальше?».

В ближайшем будущем в России появится споук-персона, которая будет работать с публикой и отвечать на все вопросы. Пока этого не произошло передаю то, что рассказал мне Паскаль Брюн, глава экоустойчивого отдела глобального офиса H&M.

В любом магазине H&M, в России и во всем мире, возле кассы стоят контейнеры, куда можно сложить вещи. А на сайте указано, что компания принимает одежду не только своего бренда. Причем, в любом состоянии: выношенную, дырявую, устаревшую.

Затем, собранные вещи H&M продает I:CO. То есть с этого момента собственником всех собранных вещей становиться I:CO

Как H&M расходует вырученные деньги

Два цента с каждого килограмма проданных вещей поступает на благотворительность. У нас в стране они идут в фонд помощи хосписам «Вера». С 2013 года наш российский H&M собрал более 7000 тонн одежды, так что в благотворительный фонд было передано 140.000 евро.

Остальные средства H&M передает в свой H&M фонд. Это общемировая практика.

50% из них идет на исследования. Например, H&M спонсирует разработку технологии отделения хлопка от полиэстера в процессе ресайклинга. Эти очень дорогостоящие исследования нужны для того, чтобы I:CO мог перерабатывать вещи лучше и в большем количестве.

Другие 50% идут на социальные инновации — H&M стремятся улучшить условия и оплату труда рабочим в странах, где шьется одежда.

Как видите, H&M не зарабатывает на сборе вещей. Вырученные средства либо идут на благотворительность, либо в фонд H&M из которого расходуются целевым назначением.

Еще хотела бы отметить образовательные проекты H&M в России, они только начинаются. При поддержке H&M был проведен конкурсный проект Changemaker для студентов программы 2019 года в Британской школе дизайна — вещи из старых коллекций бренда переделывались в новые.

Что происходит с вещами дальше

Вещи, собранные во всех H&M магазинах нашей страны транспортируются отделом логистики I:CO на склад в Подмосковье. При этом H&M не остается в стороне — следит, чтобы экологический след от таких доставок не нарушал общий баланс циклической цепочки, проводит аудиты этого склада.

Паскаль Брюн сказал, что не только у нас, но и в других странах проводятся такие неожиданные аудиты, чтобы убедиться попадают ли вещи по назначению.

Общее количество одежды, собранной в разных странах есть на сайте H&M. Интересно, что мы собираем и сдаем в I:CO больше всех других — H&M RUSSIA поразил даже I:CO тем, что стал сдавать такие большие количества материала.

Почему? Думаю, нас много, душ населения. И, думаю, что экономически это выгодно — люди предпочитают сдать старье и из других брендов в H&M, чтобы получить скидку на новую продукцию. И мало альтернатив для ресайклинга.

Все ли собранные в H&M вещи экспортируются из России?

Представители I:CO так ответили на этот вопрос — с недавних пор очень маленькая их часть специально оставляется в стране, чтобы проводить пробные тесты по переработке. Сейчас I:CO ищет партнера для создания завода здесь в России.

Представитель компании I:CO отметил: «Экспорт — это не наш приоритет, мы заинтересованы в сотрудничестве с очень высококачественным сортировочным предприятием, в котором этот процесс налажен». Он надеется, что на нашем рынке появится такой партнер, и тогда можно будет говорить о переработке всего, что мы собираем, непосредственно в России.

Мне понравилось, что I:CO хочет еще больше сократить углеродный след, отказаться от транспортировки и перерабатывать ненужную одежду локально, в России.

О том, сколько перерабатывается и сколько продается из тех вещей которые приходят из России, такой отдельной статистики в общественном конечно доступе нет. Хотя это учитывается, это внутренние данные бизнеса.

На самом деле, важно понимать общие цифры, потому что мы живем в глобальном мире, мы смотрим на глобальный эко след и ищем общие глобальные решения.

Отдельно никакая страна не спасет мир. Нам сейчас важно, чтобы индустрия моды объединилась в решении всех вопросов.

Какой продукт нам дает SOEX

• вещи, которые можно носить и дальше

• переработанный текстиль, который используется как техническое волокно, изоляционные материалы, подкладочные материалы. То есть downgrading, который можно использовать в других промышленностях

• качественное моноволокно, которое может оставаться в текстильной промышленности

• создает небольшое количество прессованного пластика, которое дальше идет на переработку

• из пыли, которую можно собрать на этом комбинате, завод создает брикеты, используемые дальше в других промышленностях

Итак, мы видим: все, что собирается — используется, утилизируется, ничего не попадает на свалку, потому что это не представляет собой бизнес-кейс.

Заключение

Пользуясь интересом к теме, я хочу поделиться с теми, кто в отрасли, и особенно теми, кто задает много вопросов про килограммы и цифры, моей философией — нам не нужно пересчитывать сколько коробок одежды ушло и во сколько грамм-килограмм чего-то она превратилась. Этим занимаются грамотные, ответственные, профессиональные люди в давно существующей компании.

Зациклившись на цифрах, мы часто забываем о том, что нужно смотреть шире. Нужно доверять бизнесам, понимать у кого мы можем научиться.

Зайдя на страницу сайта H&M, посвященную экоустойчивой моде, прочитав опубликованную там информацию, любой из нас может стать экспертом экоустойчивости в моде.

Я считаю, что H&M и I:CO образец партнерства в мире моды, которая стремится стать циклической. Образец того, каким может быть в будущем бизнес.

Никто из нас не знает, какие будут заводы, какие будут бренды, кто из тех, о ком мы сегодня говорим останется. Но они своим партнерством показывают нам, куда идти дальше, чтобы не навредить перепроизводством одежды, чтобы зациклить ресурсы в круг, который мы должны использовать, сократив добычу нового материала из природы.

Мы сейчас достигли такого состояния в мире, когда процветание возможно только без экономического роста, поэтому я хочу говорить меньше про цифры, а больше про качество жизни, качество бизнеса.

Из всего опыта исследований, которые я провела за эти годы в отношении ресайклинга, если меня спросят про I:CO, я скажу, что I:CO — это хорошо.

Фото и видео: Ольга Джонстон-Антонова (Olga Johnston Antonova)